пн-пт 10-19, сб-вс 12-18
(Московское время)

5 архитектурных гигантов Москвы, которые могли навсегда изменить облик столицы


Показать все
5 архитектурных гигантов Москвы, которые могли навсегда изменить облик столицы


Если бы все сталинские проекты довоенной эпохи сбылись, Москва имела бы совсем другое лицо. Со всех концов города была бы заметна статуя Владимира Ленина, венчающая четырёхсотметровый Дворец Съездов, в начальной части Ленинградского шоссе расположился бы офис «Аэрофлота», а в пару к Большому Театру появился бы кинособрат.

Юго-западная часть столицы была бы застроена элементами монументального зодчества, а Бульварное кольцо обросло бы «украшениями» в виде плоскостных небоскрёбов из железобетонных конструкций. Некоторые проекты были воплощены в макетах, другие увидели жизнь в несколько изменённом виде, а третьи так и остались на бумаге. Поведаем о самых интересных, но для начала вспомним исторический контекст.

Спустя год после революции столица молодой советской республики перебралась из ненадёжного, полного интеллигенции, ещё недавно голосовавшей за кадетов и эсеров, Петрограда в Москву, где можно было без труда и зазрения совести проводить любые эксперименты по приобретению социалистического обличья. Ведь, по правде говоря, развитие купеческой столицы Центророссии в XVIII и XIX столетиях едва ли учитывало новинки инженерной и технической мысли.  Застройка была кольцевой, с большим количеством радиусов, а лицо города в целом формировали доходные дома, дворцы и церковные объекты. С середины 20-х плотный тандем коммунистического начальства и оголодавшей архитектурной и инженерной элиты пытались уестествить купеческую старину и новейшие теории в общественной мысли, приплюсовав к ним архитектурные новинки, актуализированные с учётом потребностей государства.

Решающее значение тут имел генплан 1935 года. В соответствии с ним вроде как и не происходило тотального истребления исторического города, но в то же время широко практиковались экспериментальные проекты. Проводились многочисленные конкурсы, на суд общественности выносили удивительные и весьма радикальные по форме и содержанию проекты.

Будь они воплощены в форме – столица сегодня приобрела бы принципиально иной вид. Несмотря на то, что первым, что приходит в голову при мысли о той эпохе, является так и не возведённый Дворец Советов, оставивший в память о себе котлован на месте современного храма Христа Спасителя, под сукном остались лежать и другие проекты, нередко – даже более амбициозные.

Горизонтальные небоскребы

Великий мастер конструктивизма начала 20-х Эль Лисицкий предложил украсить Москву рядом горизонтальных небоскрёбов по внешней стороне Бульварного кольца. Эта серия должна была символизировать радикальный разрыв с прежней эпохой и в то же время сохранить перспективу и высотность в центре за счёт реализации предложения по уплотнению застройки.

Сам он сетовал на то, что ему приходится в профессиональном плане иметь дело с населёнными пунктами, появившимися до него – и не удовлетворяющими нуждам современности. В то же время он отмечал, что нельзя просто взять и снести города – и построить с нуля.

Конструкция Лисицкого представляла собой колоссальное здание, установленное на три опоры: у одной должен был находиться вестибюль метрополитена, а у оставшихся – остановки наземного транспорта. Верхние этажи отводились под учреждения.

Проектам зодчего не суждено было увидеть металл, но они легли в основу работ других конструктивистов – в 60-х и 70-х.

Здание Академии наук на Крымском валу

На месте сегодняшней Крымской набережной в 30-х намеревались возвести мегапроект как часть сталинской программы по переселению академиков из Ленинграда в Москву. Жилые дома для них предполагалось построить вдоль Калужского тракта, ну а в центре надо было выстроить нечто впечатляющее – притом высоченное.

В те времена Замоскворечье обрастало атрибутами нового времени – к примеру, Крымским мостом. Рядом с ним по проекту А. Щусева и хотели выстроить главное здание Академии наук СССР. В проекте синтезировались и искусно переплетались старые дореволюционные традиции и новый стиль эпохи сталинизма. Война внесла свои коррективы: лишь в середине 80-х тут был построен ЦДХ, а деятелей науки отправили на Воробьёвы горы.

Наркомат тяжелой промышленности

Наиболее важную роль в индустриализации 30-х отводили тяжпрому – литература воспевала комбинаты, домны и мартеновские печи, в их честь писали стихи и снимали киноленты. Для реализации планов по созданию промышленных предприятий с нуля был создан наркомат тяжёлой промышленности. Ему нужно было подходящее здание, чей облик бы соответствовал размаху и величине замысла.

Для офиса предполагалось построить колосс на месте китайгородских переулков, а затем старого Зарядья. Архитекторы не собирались мириться с хитросплетениями столичных переулочков – для реализации огромных объёмов нового здания предполагалось снести целые районы.

Это было своего рода соцсоревнование с творцами дворца в Кремле, колокольни Ивана Великого, Покровского собора. Тоталитарная эстетическая мысль не была связана экономическими издержками, поэтому многое из несбывшегося наследия той поры сегодня выглядит пугающей фантасмагорией.

На конкурс были представлены проекты братьев Весниных, Мельникова и Ивана Леонидова – последний пытался отыскать гармонию и баланс между новой архитектурной мыслью и старыми образами Кремля и площади перед ним.

При колоссальных габаритах исследователи наперебой отмечают, что здание отличается воздушностью композиции трёх башен на стилобате. Из пепла должен был восстать новый Вавилон.

Дом «Аэрофлота»

В наши дни площадь Белорусского вокзала представляет собой эклектичный коктейль из церкви 10-х, современного делового центра «Белая площадь» и старинного путепровода. Другое дело 30-е – тут планировалась постройка огромного дома «Аэрофлота» за авторством Дмитрия Чечулина.

Чечулинский проект подразумевал создание нового пантеона: в семи арочных проёмах – статуи великих пилотов той эпохи, на крыше – крылья со звёздами. Это должна быть отправная точка для нового проспекта Авиаторов, зданий многочисленных КБ, ходынского аэродрома, академии ВВС имени Жуковского.

Внутренние объёмы здания предполагали клубы, несколько музейных экспозиций, конференц-зал на тысячу человек и другие полезные здания. В отделке – светлых оттенков натуральный и искусственный камень, а металлические элементы – алюминиевые. Потом постаревший Чечулин позаимствовал некоторые идеи этого проекта для реализации здания Верховного Совета – сейчас там заседает правительство Путина.

Арка героев

Павлов сегодня известен в качестве видного модерниста, автора мозаики-горельефа «Лента Мёбиуса» на одном из зданий Академии наук, а также музея Ильича в Горках. А в 1942 он принял участие в конкурсе на проект нового мемориала героям войны 1941-1945 года.

На Руси в память павших исстари возводили триумфальные арки – и Павлов решил идти тем же путём, только с поправкой на массо-габаритные характеристики в духе сталинского гигантизма. Его проект напоминает арку Сатурна в Риме.

Почти все мастодонты социалистической эры остались проектами в столе, ведь после конца войны все свободные средства были потрачены на преображение Тверской, семь высоток и многочисленное сталинское жильё. Это минус и плюс разом: зато большая часть старой Москвы сегодня всё ещё доступна для осмотра и изучения. При ином раскладе от них остались бы лишь фотокарточки.

Читайте также...
Вам может быть интересно

Ваш комментарий/отзыв/вопрос:
Обратный звонок Подбор курсов бесплатно Online консультант